Газета «Вестник»
Архив

№ 46 (879)
12 ноября 2007


Заголовки в формате RSS

Вена — рай для сладкоежек и «зайцев»


Поиск «симбирского следа» в биографиях известных людей завел краеведа и историка Сергея Петрова в столицу Австрии.

Доцент кафедры философии УлГУ Сергей Петров провел неделю в Вене. Ульяновский краевед отправился в Австрию по приглашению философского общества «Гипатия». Его возглавляют композитор Симон Шурин и его жена Наталья.

Известный любитель откапывать «симбирский след»в судьбах известных людей, Петров ранее узнал, что в Вене проживает композитор Симон Шурин, который пять лет своего детства и отрочества провел в Ульяновске. Симон Петрович жил здесь во время Великой Отечественной войны, учился в первой школе и у местного музыкального педагога Александры Симагуловой. Отец Симона был директором 280-го завода. Впоследствии семья Шуриных уехала в Москву, где Симон окончил Второй медицинский институт, стал видным физиологом. Но музыка его не отпускала, и он не оставлял сочинительства. Сергею Петрову удалось отыскать адрес Симона Шурина и вступить с ним в переписку. Шурин прислал в Ульяновск записи своих сочинений — романсы на стихи отечественных поэтов, хоровые и сольные сочинения. Чуть позже Петрову позвонила супруга композитора Наталья Львовна и пригласила посетить Вену.

Австрийскую визу Сергей Борисович получил бесплатно – такой подарок ему сделал консул, узнав род занятий Петрова – к ученым и педагогам у австрийцев отношение трепетное. В Вене ульяновец поселился в русском пансионе невдалеке от самого главного и красивого храма города – собора Святого Стефана. Соборы – одно из главных достояний Вены. Все они действующие и, несмотря на «почтенный»возраст, находятся в прекрасном состоянии.

— Вена – город сказочный, — делится впечатлениями Петров. — В нем сохранилось огромное количество памятников разных эпох и стилей – есть готика XIII века, настоящие ренессанс, барокко, рококо, классицизм, присутствует эклектика, модернизм, конструктивизм. Вена великолепно освещена, я много ходил пешком даже ночами. Хотел найти хоть одно здание с облупленными стенами, но не смог. Более того – я видел, как реставрировали совершенно приличные с виду дома, считая, что они в этом нуждаются. Столица Австрии – город бульваров и парков, я застал там цветущую сирень. В кадках на улицах много цветов. В фонтанах плавают птицы. Во дворце Лихтенштейн я увидел бассейн, посреди него – малюсенький остров. Там живут селезень и несколько уточек. Я с ужасом подумал, что бы стало с птицами, рискни они поселиться в российском пруду.

Говоря о культуре венцев, Сергей Борисович вспоминает, как потрясли его тамошние метро и трамваи. Метро многоярусное, линии находятся друг над другом. Красивые прозрачные лифты выносят людей на улицы. В венском метро можно ездить «зайцем» – там нет турникетов и дежурных, но никому и в голову не придет не платить за проезд. В основном венцы покупают так называемую «Вохекарт», она стоит 14 евро и позволяет неделю ездить без ограничений. Разовый проезд — 1,7 евро, и приобретать «Вохекарт», в отличие от наших проездных, выгоднее. Австрийские трамваи совершенно бесшумны и ходят строго по минутам. Расписание невозможно нарушить, поскольку на некоторых площадях сходится до шести веток. В России это непременно привело бы к авариям и заторам, а в Вене – полный порядок!

Знакомясь с Веной, Сергей Борисович не смог обойти стороной университет. Он имеет шестисотлетнюю историю, а его холл украшен портретами лауреатов Нобелевской премии, которые учились или преподавали здесь. В университетском квартале – музей-квартира Зигмунда Фрейда, где известный ученый прожил более сорока лет. Там Петров приобрел книгу о подруге Фрейда – Лу Андреас Саломэ. Знаменитая Лу известна также как подруга Ницше и Рильке. Вместе с последним в 1900 году она приезжала в Симбирск. И, взобравшись на волжский склон, произнесла: «Здесь я могла бы остаться до конца жизни».

В Вене 95 музеев, которые хранят немыслимые сокровища.

— Я уже избалован – был в Эрмитаже, Лувре… Художественные музеи потрясают только обилием шедевров. А вот Венский естественно-исторический музей показался мне совершенством. Там 20 миллионов экспонатов. Чудеса начинаются с кассы – вокруг нее небольшой магазинчик, где можно купить необыкновенные сувениры – минералы, резиновых динозавров, роскошные фотографии живой природы. Я нашел раковины из Ундор. В залах – огромные витрины, в каждом мониторы, на которых вы при желании можете посмотреть фильм о жуках или рыбках. Касаешься пальцем витрины, и луч света направляется на тот экспонат, который тебя интересует. Шикарные аквариумы, в зале бабочек воссоздана атмосфера тропиков. Наш краеведческий музей по размерам идентичен одному только залу с медведями. Билеты в музеи довольно дорогие. Например, экскурсия в Бельведер стоит 24 евро. Но для студентов предусмотрены значительные скидки. Система образования в Австрии построена таким образом, что некоторые учатся в вузах по 10–15 лет — для получения диплома нужно сдать энное количество экзаменов по разным дисциплинам. Поэтому скидки действуют только для студентов до 27 лет.

Для следящих за фигурой Вена представляет серьезную опасность, ведь это город сладостей. «В сравнении с венскими булочками, рогаликами и пирожными французский круассан – лишь кусок слоеного теста», — шутит бывавший в Париже Петров. Необычайно вкусный хлеб экономные австрийцы выпекают крохотными буханками – чтобы не было остатков, которые придется выбросить. Огромным супермаркетам там предпочитают маленькие магазинчики и кафешки, ценя особый подход к каждому покупателю. И все венцы – от университетских студентов и педагогов до гардеробщиков и прочей обслуги — прекрасно говорят по-английски.

— В Австрии очень благожелательное отношение к русским, — рассказывает Петров, — потому что Сталин приказал не бомбить Вену, и 260 тысяч наших солдат и офицеров погибли, освобождая австрийскую столицу. А американцы бомбили, в том числе и культурные ценности, поэтому их там не любят. Мне довелось встретиться с группой туристов из Украины, которые сразу же начали ругать Ющенко и приводить Вену в пример. Там трепетно следят за памятниками советским солдатам, а на Украине их сносят.

По словам Сергея Борисовича, в Вене три любимых героя – Моцарт, художник Густав Климт и императрица Элизабет, жена кайзера Франца-Иосифа. Эта необычайная женщина, которую в стране ласково зовут Сиси, отличалась не только редкой красотой, но и добрым нравом, демократизмом. Убитую террористом Сиси любили и любят до сих пор. Ее портреты, так же, как и изображения Моцарта, повсюду – на футболках, посуде, сувенирах. Петрову удалось побывать у ее гробницы. А вот место, где похоронен Моцарт, не известно, и венцы оборудовали его символичную могилу.

Моцарт прожил немного, аристократия относилась к нему пренебрежительно, и моцартовских мест в Вене не так много. В доме, где он жил с женой и детьми, практически нет подлинных вещей гения. Сергей Борисович посетил собор Святого Стефана, где венчался композитор, зеркальный зал в Шенбрунне, где шестилетний Моцарт играл императрице, церковь Св. Михаила, где его отпевали и где впервые был исполнен «Реквием».

— Мы должны многому учиться у венцев, — считает Петров. — В Австрии нет нефти, газа, золота, урана или красной рыбы, но они добились высочайшего уровня жизни благодаря своей культуре. Помните, у нас в Ульяновске был «лавочный период»- бизнесмены соревновались, кто подарит городу самую дорогую скамейку? В Вене лавки обычные – доска и четыре ножки. Но их на улицах очень много. И люди, сидящие на них, не пьют пиво из горла, а слушают звучащие повсюду вальсы Штрауса…

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2019